1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дети с онкологией: моего ребенка убил рак

7-летний мальчик, умирающий от рака, попросил сделать фото за секунды до смерти

Родители использовали последнее фото их сына, чтобы предупредить другие семьи об опасности нейробластомы.

Фото: Социальные сети

Брейдену Прескотту был поставлен диагноз «нейробластома», когда ему было всего два года. Однако его мама Стеф почувствовала, что что-то не так, за полтора года до того, как врачи нашли рак. По словам женщины, ребёнок постоянно хромал, у него была высокая температура, которую она не могла сбить, его кожа была бледной и он мало ел, сообщает Mirror.

Фото: Социальные сети

Сначала врачи решили, что у Брейдена септический артрит, но после операции на правом бедре самочувствие малыша не изменилось. При повторном осмотре медики нашли у ребёнка новообразование на животе и уплотнение в кости, которое оказалось раковой опухолью. Брейден прошёл через 11 различных видов химиотерапии и всё равно продолжал бороться за свою жизнь.

Фото: Социальные сети

Несмотря на все усилия, лечение не помогло ребёнку. В ночи Стеф услышала, как Брейден задыхается, и сразу же вызвала врачей, которые сказали, что малышу уже ничем нельзя помочь — он уходит. Отец взял его на руки, и семилетний мальчик, который молчал уже несколько дней, внезапно заговорил. Он попросил сфотографировать этот момент и через несколько секунд после снимка скончался. Родители Брейдена выложили последний снимок их сына в Сеть, чтобы предупредить другие семьи об опасности нейробластомы.

Фото: Социальные сети

Мы учимся жить без Брейдена. Первое Рождество без него было ужасным, но мы привыкаем. Лучше уже никогда не станет, надо просто научиться с этим жить

Сейчас Стеф снова беременна и ждёт девочку. По её словам, это подарок от Брейдена, который всегда мечтал о сестре.

Нейробластома — редкая форма рака, которая поражает детей в возрасте до пяти лет

Нейробластома — редкая форма рака, которая поражает детей в возрасте до пяти лет

Первыми симптомами являются опухоль и метастазы, которые можно прощупать. У некоторых раздувается живот или есть припухлость на шее

У моего ребенка рак! (продолжение 9)

Отче наш, Иже еси на небесе́х! Да святится имя Твое, да прии́дет Царствие Твое, да будет воля Твоя.

Дочери назначили обследование, но на третий вечер нашего пребывания в областном онкодиспансере у неё заболела голова. Моя девочка кричала от боли и металась по кровати, открылась рвота. Мед. сестры бегали и приносили, все новые и новые таблетки, ставили уколы, но голова продолжала болеть. Кое как дождавшись утра, ей экстренно назначили компьютерную томографию головного мозга с контрастированием, под наркозом. Контраст-это бесцветная жидкость, которую вводят в вену перед исследованием. Злокачественные опухоли накапливают контраст и становятся все ярче и ярче видны на рентгеновских снимках. Доброкачественные опухоли контраста не копят, поэтому на снимках остаются точно такими же как и до введения препарата. Компьютерная томография, показала продолженный рост опухоли на мозжечке моего ребёнка. Меня вызвала к себе в кабинет заведующая детским отделением областного онкодиспансера. Она сидела за столом — седая женщина лет шестидесяти, полная с добрым лицом. Заведующая и сообщила о результатах исследования. Рассказала, что человеку нельзя удалить мозжечок, поэтому нейрохирурги просто соскребают с него опухоль. Естественно, они не видят раковые клетки и оставляют их в операционном поле. Нейрохирурги, только люди. Так как видов опухолей мозга очень много и они разные, в небольшом проценте случаев удаётся «убить» раковые клетки лучевой и химиотерапией. Она говорила, что проработала в отделение больше двадцати лет и видела всякое. Сказала, что после операции у моего ребёнка прошло очень мало времени, а новая опухоль выросла, размером два с половиной сантиметра. Такая скорость роста, говорит о агрессивном раке и шансов на выживание очень мало. Так как дочь у нас с мужем единственная, заведующая очень рекомендовала забеременеть и родить в самое ближайшее время. Конечно, заведующая хотела как лучше, но она не знала. За несколько лет до болезни дочери, я сама перенесла три операции по женски. Детей у меня, быть не может и при любом исходе, дочь останется единственной. После разговора, я вышла в больничный двор, села на лавочку и позвонила мужу. Кричала в трубку, что у ребёнка опять выросла опухоль, что больше никогда не смогу переступить порог нейрохирургии. Просила как можно быстрее приехать за нами и забрать домой. Потом стала задыхаться и слышать звук своего бешено бьющегося сердца. Когда пришла в себя, сидела на той же лавочке, а телефон валялся на асфальте у ног. Наверное упала в обморок, а может быть уснула, не знаю. Сил и эмоций не было, полная апатия. Кое как дойдя до палаты, просто легла на чью — то кровать. Дочери за время моего отсутствия, поставили катетер в запястье и подключили капельницу. Я лежала на чужой кровати, а пришедшая мед. сестра пыталась мне объяснить, что ребёнку капают чудо гормон-стероид и он снимет головную боль и поможет дожить до новой операции. Врачи, готовят больничный и выписку, в которой будет рекомендовано оформление инвалидности и повторная операция. А нам в срочном порядке, необходимо проконсультироваться с оперирующим нейрохирургом. К вечеру ребёнку стало легче, голова болеть перестала и её настроение улучшилось. Мне же принесли бумаги и помогли собрать вещи. В три часа ночи примчался муж, он долетел из нашего городка за три с половиной часа . С охраной была договорённость, что его пропустят в отделение за нами. Муж зашёл в палату, взял сумки и мы крадучесь пошли через длинный коридор, спустились по лестнице, прошли через больничный двор к машине. Дорога домой предстояло долгой, дочь почти сразу уснула на заднем сиденье, муж украдкой вытирал текущие по щекам слезы, а у меня устала душа, я просто смотрела в окно. Даже сейчас, спустя столько времени, не верю, что такое может быть и что это все произошло с нашей семьёй.

Читать еще:  Родовое проклятие признаки по женской линии

Дневник матери больного раком ребенка из Уфы: «Когда в нашей палате умерла девочка, сын спросил: «А чем я болею?»

11 июня 2014 9:53 45

Между этими фотографиями всего две недели

20 марта

Смотрю на два снимка – между ними две недели. Вот Тема на утреннике в детском саду. (Крепыш! Педиатры удивлялись: давно не видели таких здоровых детей) и в больнице, после первой химиотерапии.

Все началось с того, что появилась бледность и непонятные синяки на теле. Сдали кровь. Лейкоциты – 72 000 при норме – 5. Я работаю в медицине, мне не нужно объяснять, что это. Это лейкоз, рак крови. Отревелась в подсобке на работе и пошла собирать вещи в больницу.

Началась война за жизнь сына. Не прощу себе, если не перепробую все.

В больницу Темку пришлось нести на руках, он уже не ходил. Теперь мы словно в параллельном мире. В блоке онкологии не лежат, а живут — месяцами, годами. Тут даже кухня для мам есть, готовим еду сами из того, что родственники принесут. За месяц на улицу выходила только один раз, открыть карточку в банке для помощи сыну. Отойти невозможно, сын каждые полчаса пищит: «Мама!». Работу пока пришлось бросить, живем за счет помощи добрых людей. Пособие мне еще не оформили, обещали в районе 20 тысяч в месяц.

3 апреля

В нашей палате умерла девочка. Убитые горем родители выли на все отделение. Темка спросил у меня: «Что такое смерть?» А потом сразу: «Чем я болею?». Я призналась, что от вредных клеточек, которые в нем поселились, и правда можно умереть. Но он этого точно не сделает. Потому что все укольчики — это его защитники, а таблеточки — охранники. Так и играем…

Сегодня сдавали две пункции костного мозга без обезболивания. Перед вторым этапом химии сделают анализ – чтобы узнать, сколько раковых клеток осталось.

Меня не кладут на кушетку, не протыкают косточку на груди, как Темке, но как бы я хотела лечь вместо своего ребенка сто раз. Это лучше, чем один раз услышать эти крики из процедурной. Мам туда не пускают, а то хоть бы за руку подержала. Они же там не плачут, нет. Орут. Срывают голос. Как медсестры это выносят, не понимаю.

Уложила его, обессиленного, в палате и всю ночь не спала — слушала, как дышит. Это лучший звук в мире.

Читать еще:  Оливье с раковыми шейками

29 апреля

Анализы хорошие! Раковых клеток осталось всего 0,5%, лекарства их убили, замедлили размножение. Считается, что ребенок идет по протоколу, если их даже в десять раз больше. Когда поступали, были критические 75%.

Но это только начало, все может резко измениться. Сейчас главное добиться ремиссии и чтобы не было рецидива. Его мало кто переживает. И там уже не обойтись без пересадки костного мозга, а ее в России сделать практически невозможно – нет реестра доноров. Родители по генотипу подходят редко, братьев и сестер у Темы пока нет. Да и клиник мало. За границей это обойдется в сумму от 100 тысяч долларов.

В фильме Катерины Гордеевой раковые клетки называют «потерявшими совесть» — у них испорчено ДНК и они стали «бессмертными»: у нормальных клеток в случае мутации запускается система самоуничтожения (да-да, прямо сейчас внутри вас сотни раковых клеток, но они вовремя умрут), а эти продолжают делиться, пока не захватят все. Выполнять свои функции испорченные клетки, конечно, не могут. В итоге все системы организма дают сбой.

Но я об этом даже думать не хочу. 80% детей побеждают лейкоз, значит, Тема тоже сможет. Кушает с аппетитом, волосики пока на месте. Говорят, выпадут на втором этапе, но даже не верится.

4 мая

Начали пить «Цитозар», лекарство с тяжелыми побочками, его боятся все мамочки. Он убивает раковые клетки, но и все остальные органы сажает тоже. Артем почти не ест, глаза стали огромные. Волосы выпадают клочками — препарат убивает все быстрорастущие клетки. На майские праздники врачей не было, а медсестра забыла принести перед капельницей таблетку против рвоты. Прокапали Темку и понеслось… Полоскало до тех пор, пока я не попросила сделать внутривенно противорвотное, таблетку он уже не воспринимал.

5 мая

Совсем не кушает. Пытаюсь обманным путем пронести ему в рот хоть ложку бульона, а он ворчит, ругается, даже кулачками грозит. Я близка к отчаянию.

7 мая

Небольшая передышка в приеме лекарств. От «Цитозара» дети практически не спят. Тема тоже все мучился, и я вместе с ним. А сегодня уснул и как провалился — на весь день. Даже не слышал, как мама сооружала над ним палатку из простыней и додумалась комнату мыть при свете кварцевой лампы. Эффект битого стекла в глазах я в полной мере ощутила сегодня утром.

18 мая

Пошли осложнения на печень, у Темки пожелтели белки глаз, анализ крови плохой. Костный мозг, который отвечает за кроветворение, работает плохо, новых клеток не хватает. Пришлось сделать переливание крови.

22 мая

У нас появилась традиция: по вечерам, когда в корпусах уже никого нет, ходить к закрытому центральному входу. Там огромные окна, и мы наблюдаем, как меняется природа. Тема въехал зимой, а сейчас уже лето идет полным ходом…

2 июня

Артему лучше. Веселится. Вчера выдал: «Итить-колотить, вот это игра!» Или еще вот заявил с умным видом: «Рок — изумительная музыка!». Я хохотала.

Последняя неделя мая была тяжелой. Сейчас Тема почти без иммунитета, а мы умудрились простудиться. Скоро третий блок химии – и мы должны выйти в ремиссию. А пока снова пункция костного мозга и лекарства. Артем уже не боится боли, он просто устал от больничных стен, от того, что часами надо лежать под капельницей и не шевелиться.

Потом жизнь тоже будет не сахар. Год ребенку нельзя выходить на улицу. И кого-то приглашать домой — тоже. Даже банальную ангину можно не пережить, сразу рецидив.

10 июня

Пришел счет из немецкой клиники – на 17 миллионов рублей. Я не знала, плакать или смеяться, настолько растерялась. А я ведь по наивности просила 100 тысяч, когда размещала объявления в соцсетях. Еще есть вариант поехать в израильскую клинику, там придется выложить 4,5 миллиона. По качеству ничуть не хуже, да еще и климат морской.

Может, кому-то мое желание отправить сына на обследование покажется блажью – фактически ребенка вытащили, опасности для жизни уже нет. Но рак – это болезнь, от которой гарантированно вылечиться невозможно, он может вернуться в любой момент. Я мама, которая несколько месяцев живет, как на пороховой бочке: ребенок внезапно может погаснуть за считанные дни. Запустится программа — и все…

Можете мне не помогать. Но я всеми правдами и неправдами буду собирать деньги. Артем стоит того.

Читать еще:  Яблочный уксус для кожи лица

МНЕНИЯ

Почему все хотят лечить рак за границей?

Шамиль Ганцев, председатель правления Общества онкологов Республики Башкортостан, завкафедрой онкологии Башкирского медуниверситета: «Детский рак хорошо излечим»

— От рака умирают все, даже олигархи в Германии . Дело не в деньгах, а в биологии опухоли, не бывает двух одинаковых раков, как двух отпечатков пальцев. Я приветствую выезд за рубеж, когда исчерпаны все ресурсы в России.

Рак чаще поражает людей за 50 и в детском возрасте. К старости генетические мутации накапливаются, а к детям приходят по генетической памяти от кого-то родственников. Бывает, что даже очень дальних. Или, например, если мама во время беременности волновалась, пила или курила. Даже перелет на море может стать таким фактором.

Чаще всего дети страдают от заболевания крови — лейкоз, и от нарушения костной ткани — саркома. Детский рак хорошо излечим. Он поддается химиотерапии. Потом дети, прошедшие через это, спокойно заводят семью, работают.

Гульшат Ярмухаметова, благотворительный фонд «Потерь нет»: «Приезжают обследоваться и попадают в замкнутый круг»

— Да, там лучше условия, особенно для детей. Больным лейкозом нужны отдельные стерильные боксы, в России таких практически не найти – дети лечатся в общих палатах. Думаю, что надо исходить из сложности случая, не всем нужна заграница.

Обычно решение о лечении за рубежом принимают сами родители, ну верят они в заграницу, что тут поделаешь. Часто сталкиваемся с такой ситуацией: ребенок сразу поехал обследоваться в Израиль . Лежит в клинике, требуются дополнительные процедуры, а деньги кончились. Они начинают собирать дополнительные 5-7 миллионов, потому что там не лечат в долг. А промедление в химиотерапии смертельно, вот пациенты и попадают в замкнутый круг. А остались бы в России – спокойно могли вылечиться здесь, пусть и с меньшим комфортом.

Руслан Султанов, заведующий онкологическим диспансером Республики Башкортостан: «Мы вынуждены покупать дешевые аналоги лекарств»

— Мы лечим по единым протоколам с той же Германией. Но препараты разные, это надо признать. Мы по российскому закону о закупках должны закупать не оригинальный товар, который стоит дорого, а дженерики — аналоги с идентичной формулой в основе, но с другими вспомогательными компонентами. Когда препараты для химии привезены из Европы , человек легче переносит химиотерапию.

Катерина Гордеева, журналист, автор цикла документальных фильмов «Победить рак»: «Если есть деньги – езжайте в другую страну»

— Если есть деньги — езжайте лечиться в другую страну. У нас все плохо. Плохо, потому что сложно поставить диагноз, сложно получить адекватное лечение и самое сложное — реабилитация, которая в России вообще как класс отсутствует. В Уфе очень хорошие доктора, и у Темы был «Цитозар» — дорогой препарат, который не во всех регионах встретишь. И лейкоз действительно поддается лечению.

Но существует огромное количество заболеваний, которые в России просто не лечатся. Ладно, отстоите эти очереди, но вы можете в своем городе не получить адекватного лечения. Должны быть заложены огромные деньги на обучение врачей.

ВИДЕОСЮЖЕТ

КАК ПОМОЧЬ ТЕМЕ

1) Яндекс кошелек 410011078013672 2) Карта Сбербанка 4276060014345899 (номер карты) 3) номер Билайн , куда можно положить деньги — 89625330005 4) Western Uninon: перевод на имя DINA MINKAGIROVA, Ufa, Russia (родная тётя Темки), телефон 8-987-035-05-12 5) MoneyGram: перевод на имя DINA MINKAGIROVA, Ufa, Russia (родная тётя Темки), телефон 8-987-035-05-12 6) ЗАО » Райффайзенбанк » рублевый счет: 40817810123000728290 7) ZAO Raiffeisenbank EUR-for crediting account:40817978623000015390 8) ZAO Raiffeisenbank USD-for crediting account:40817840323000020399 9)Cчет РayРal,открыт на электронную почту: mamatema@inbox.ru 10) реквизиты для почтового перевода: получатель — Муховиков Денис, адрес Республика Башкортостан , город Уфа, улица Пархоменко , дом 108, кв. 44, почтовый индекс 450005.

1) Яндекс кошелек 410011078013672

2) Карта Сбербанка 4276060014345899 (номер карты)

3) номер Билайн, куда можно положить деньги — 89625330005

4) Western Uninon: перевод на имя DINA MINKAGIROVA, Ufa, Russia (родная тётя Темки), телефон 8-987-035-05-12

5) MoneyGram: перевод на имя DINA MINKAGIROVA, Ufa, Russia (родная тётя Темки), телефон 8-987-035-05-12

6) ЗАО «Райффайзенбанк» рублевый счет: 40817810123000728290

7) ZAO Raiffeisenbank EUR-for crediting account:40817978623000015390

8) ZAO Raiffeisenbank USD-for crediting account:40817840323000020399

9)Cчет РayРal,открыт на электронную почту: mamatema@inbox.ru

10) реквизиты для почтового перевода:

получатель — Муховиков Денис, адрес Республика Башкортостан, город Уфа, улица Пархоменко, дом 108, кв. 44, почтовый индекс 450005.

Источники:

http://life.ru/p/1022080
http://zen.yandex.ru/media/id/5a7bcfc41aa80c1af1b223be/5ad3f4d179885e97f6eed351
http://www.ufa.kp.ru/daily/26242/3123678/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector